mackerel sky.
It's funnier in Enochian.
В преддверии финала сериала на этой неделе, мы решили оглянуться на пилот, с которого все началось. Рэй Вотта взяла интервью у каста и команды сериала, благодаря которым Glee стал переломным моментом в истории телевиденья. А я его перевела. Завтра мы все будем рыдать, но хотя бы сегодня насладитесь ностальгией

Вы можете представить культовое исполнение “Don’t Stop Believin’” в Glee в стиле Твайлы Тарп (Американский хореограф, обладательница двух наград Emmy) с наколенниками? А что насчет других цветов школы МакКинли – не красных, черных или белых? Или Glee без геев? Все это было реальными идеями в 2008 году, когда придумывали пилотный эпизод. Glee начинался как сценарий к фильму ко-создателя Иэна Бреннана и трансформированный в сериал на телевидении руками продюсерского тандема Райана Мёрфи и Брэда Фэлчака. Их желание прославить школьных неудачников путем привязчивых поп-песенок и элементами мыльных опер нашло свою аудиторию среди поколения, стремящегося к славе (о чем и напоминает нам Рейчел Берри в пилоте: “Сейчас слава – это самая важная вещь в нашей культуре”). В мире реалити-шоу вымышленный Glee виделся очень реальным – несмотря на постоянные песни и танцы. За время показа он набрал на своем пути как сильные комплименты, так и сильную критику. Но все точно едины в своем отношении к пилотному эпизоду Glee. Это Glee в чистейшем виде, и это то, что захватило так много сердец в масштабах поп-культуры.
После своего первого показа после финала American Idol в 2009 году Glee стал обязательной темой для обсуждения, целое лето рьяных пересмотров позволило фандому расцвести. Темное, саркастическое, никогда-до-этого-невиданное слияние подростковых неудачников и фантазий с поп-музыкой разожгло феномен, который стал доминировать в поп-культуре. Шоу сворачивается, поэтому мы решили оглянуться на прошлое вместе с кастом и командой оригинального пилота, которые поделились с нами историей создания отличительного телевизионного момента – от травм шеи до задержек в визах, от надежд на количество фанатов, которое хотя бы немного смогло численно превзойти каст сериала, до достижения гораздо большего.

Роберт Улрич (Директор по кастингу): Мы работали с Райаном Мерфи много лет. Мой бизнес-партнер Эрик Доусон был его главным партнером по кастингу. Эрик работал над Popular, пилотом под названием Pretty/Handsome и над Nip/Tuck. Я помогал Райану с сериями, когда Эрика не было в городе, так что я едва его знал. Когда Райан позвонил Эрику по поводу Glee, Эрик спросил меня, не буду ли я заинтересован в работе вместе с ним, потому что он знал, что я когда-то был певцом и занимался музыкой.

Зак Вудли (Хореограф): Я работал с Грегом Берланти над шоу Eli Stone канала ABC. Он позвонил мне и сообщил, что его друг Райан нуждался в хреографе для пилота. Я прочитал сценарий, и мне показалось, что там действительно есть смысл. Я встретился с ним и с Брэдом Фэлчаком. Мы обсудили мои мысли, а дальше процесс пошел довольно быстро. Наша встреча проходила всего полчаса, а затем мне позвонили на следующей недели и сказали: “Мы делаем это”. Мне кажется, в тот момент она еще проводили кастинг.

Улрич: [Когда я присоединился], пилот только приняли. Мы были с Райаном когда он продвигал свою идею каналу Fox, и она звучала замечательно. Потом мы прочитали сценарий, и он был гениален. Я помню, как думал, Как из этого можно сделать пилот, а уж показывать на еженедельной основе? Как можно делать эти большие номера и продюсировать эту музыку? Тот факт, что это успешно выполнялось все эти годы – заслуга всех, кто работал над Glee.

Лу Эйрич (Дизайнер костюмов): Мы работали над Nip/Tuck, и [Мерфи] сообщил мне, что у него есть новый пилот про школьный хоровой кружок. Я ходила в такой кружок в школе, так что легко смогла прочувствовать сценарий. Но в то же время я думала, “Это же сценарий про школьников, это будет легко”. Когда мы стали работать с Райаном, стала ясно, что мы хотели большей реальности, чем просто школа. Мы хотели, чтобы присутствовало чувство моды. Мы хотели сделать так, чтобы каждый персонаж явно отличался от другого.

Улрич: Для меня, как директора по кастингу, это было невероятно, потому что им было все равно на известные имена. Гораздо интереснее находить таланты, чем просто работать по списку имен. Glee был сфокусирован на открытиях. За несколько минут мы прошлись по немногим людям, которые что-то значили и могли петь и танцевать и подходили по возрасту. Он хотел людей, которые походили на школьников и могли петь и танцевать. Я работал над провалившемся мюзиклом Rhapsody канала NBC – он был очень темные и значительно отличался от Glee. Я выявил формат прослушиваний, который подходил мне, и я использовал его и с Glee. Я встретился с Бредом Эллисом, пианистом, аккомпаниатором на другом пилоте. Я позвал его аккомпанировать на прослушиваниях, и он даже в итоге оказался на шоу.

Эйрич: High School Musical только-только вышел, когда мы начинали, но к тому времени мы уже остановились на красно-белом сочетании (для цветов МакКинли). Мюзикл стал таким большим хитом, и нам не очень хотелось использовать эти цвета, но решили все-таки оставить их и добавить черный. Райан очень хотел красный и белый.

Леа Мишель (Рейчел Берри): Впервые о Glee я услышала от моего лучшего друга my best friend Джонатана Гроффа. Мы работали над Spring Awakening в то время, и он снялся в пилоте Райана Мерфи, и Райан видел нас [в Spring Awakening]. Джонатан сказал, что [Мерфи] писал шоу с идеей обо мне в роли Рейчел.

Улрич: Леа была очень смелая. Она работала над Les Mis в постановке Hollywood Bowl, пела “On My Own” оттуда и была гениальна в комнате. Перед пробами она попала в небольшую аварию, ну это известная история. Что я помню о Леа, так это то, что в оригинальном сценарии пилота Рейчел дает пощечину Финну. Я читал его с ней, я не знал ее, я никогда не виделся с ней до этого. Она не представилась, но изо всех сил дала мне пощечину. Она ударила меня два раза во время проб. Она ничего не сказала до, ничего не сказала после. Она абсолютно влилась в персонаж с того самого момента как зашла в комнату.

Мишель: Я помню, как читала сценарий к пилоту и думала, что он гениальный. Я помню, что когда читала сцену, где мы поем "Don't Stop Believin’", у меня пошли мурашки.

Улрич: В оригинальном пилоте не было персонажа Сью. Я почти уверен, что (бывший Президент канала Fox) сказал, что он нуждался в злодее. Мы действительно провели прослушивания на роль и они предложили ее Джейн [Линч]. Это одна из тех ролей, которая стала настолько культовой, что сложно представить кого-то еще в этой роли. Я думаю, тогда мы до определенного момента не знали, сможет ли она уйти из другого шоу (Линч была привязана к другому пилоту в то время) и станет ли она нашей.

Икбал Теба (Директор Фиггинс): Я работал над серией Nip/Tuck перед Glee в тот же год. Я где-то услышал, что у них проблемы с подбором актера на роль Фиггинса, и Брэд Фэлчака упомянул мое имя. Когда ты прослушиваешься на роль куда-то, что ты не знаешь, это всего лишь следующая работа. В то время у меня не было постоянного проекта, я занимался то тем, то другим, как большинство актеров. Когда я прочитал сценарий, я знал, что это великолепное шоу. Оно обладало качеством, которое привлечет много внимания и установит связь с большим количеством людей.

Стивен Тоболовски (Сэнди Райерсон): Я оправлялся от сломанной шеи. Я ходил в воротнике три с половиной месяца, и ко мне домой пришел курьер со сценарием чего-то под названием Glee. После серьезного повреждения, ты не только напуган этим повреждением, когда ты начинаешь поправляться, ты боишься за то, будешь ли ты снова работать. Так что когда я получил сценарий чего-то под названием Glee, я был вне себя от радости. Я сразу же позвонил своему агенту и сказал: “Чтобы это ни было, я буду участвовать. Мне все равно, готов я этим заняться или нет, я буду участвовать”.

Теба: Если посмотреть на Джейн, Джайму, меня – у нас у всех знакомые лица. У нас было много работ, но мы н были широко известны. Но у молодого актерского состава, по крайней мере большинство их них, вообще ничего не было. У некоторых не было ни единого проекта. Попросту говоря, они получили работу, а проект быстро набрал обороты. Они все так талантливы.

Улрич: Историю Криса все слышали. Ему было 18, папа его привез. Я бы с ним и не стал встречаться. Для него не было роли, что все знают. Он произнес одно слово и спел одно предложение и я сказал: “О Боже”. Я повел его к Райану. Думать о том, что в Glee могло не быть ни единого персонажа-гея – просто дико.

Крис Колфер (Курт Хаммел): Я помню, как получил прослушивание для нового шоу Райана Мерфи, я был очень взволнован, потому что обожал Nip/Tuck. Мне не совсем разрешалось смотреть его, так что это ближайшее к бунтарской фазе подростка, что я делал – потом я прочел сценарий к Glee, и сразу же влюбился в него. Я был дитем искусства и вырос в театральном обществе, я был в экстазе от того, что кто-то делал шоу про детей вроде меня. Я не был удивлен, что оно стало так популярно: я всегда знал, что у него была аудитория. Большим сюрпризом было то, что я стал частью его.

Райан Мерфи (Соавтор): Glee должен был быть о многих вещах: о песнях, о танцах, о том, что персонаж Джейн Линч подвергался пытке, имитирующей утопление. Но для меня, я хотел сделать что-то личное в этом шоу. Я вырос в Индиане, за кукурузным полем и церковью, и когда я рос, я знал только одного единственного человека, который был геем – Пола Линда из The Center Square. Так что в Glee я хотел написать о чем-то личном, о чем-то с персонажами-геями, о чем-то про создание совего собственного типа семьи – неважно кто ты и где живешь.

Дженна Ашковиц (Тина Коэн-Чанг): [Мое первое прослушивание для Glee] было просто звонком из агентства. Леа к тому времени уже покинула Spring Awakening, она уже была в Лос-Анжелесе. Я была в Нью-Йорке. Это вроде как просочилось в театр, все хотели попробоваться, потому что герои были настолько открыты и в каком-то роде еще неопределены. Я была в комнате ожидания вместе с тремя другими актерами из Spring Awakening. Это было странное прослушивание, потому что у Тины было всего две строчки в пилоте.

Кевин Макхейл (Арти Абрамс): Описание персонажа Арти не было конкретным. В нем говорилось, что н в инвалидной коляске и что он добрый и у него большое сердце. Вот в общем-то и все. Я прослушивался в Superbad за пару месяцев до этого, и я почти получил там роль. В то время у меня были новые очки, но я их не носил. Во время моих третьих или четвертых проб я подумал, Может мне стоит их одеть? Но я не одел их. Это всегда было напоминанием, я должен носить мои чертовы очки. Так что в день, когда я пошел на прослушивание в Glee, я не надел контактные линзы, потому что мне было лень. И решил, “Пошло оно все, я одену очки и я их буду использовать”. Ты ходишь на прослушивания на всякую ерунду. Это действительно так. Ты не привязываешься к ним. В тот момент, когда я прочел Glee, я привязался, что отстойно, потому что если ты не получишь роль, что происходит в большинстве случаев, это большой облом. Арти стал ботаником, потому что я так сильно нервничал. Иэн Бреннан позже сообщил мне, что я был первым и последним Арти, на которого они посмотрели. “Мы сразу поняли, что хотим тебя”. Я ответил, “было бы лучше, если бы вы сказали мне это, потому что мне пришлось ждать 7 недель до того, как вы нашли всех остальных и мы могли снять тест”.

Ашковиц: Когда я узнала, что иду на пробы, они сказали: "OK, ты выступишь в своем шоу [в Нью-Йорке]. Сядешь на поздний рейс. Приедешь под утро; примешь душ; и отправишься сразу в Fox чтобы встретится с командой". До этого я никогда не тестировалась, я не представляла, что это значит, все, что я знала – так это то, что я близка. В ту ночь, когда я готовилась к полету, меня должно быть что-то укусило или я нервничала, но у меня выступила крапивница на всем лице. Я уже паниковала, что буду выглядеть как монстр. Я приняла душ и сыпь прошла. Я пошла на пробы и они этого не говорят, но оказывается ты не можешь уйти пока все не пройдут прослушивание. Ты не можешь просто прийти и уйти домой. Ты приходишь и ждешь.

Макхейл: До этого я никогда не проходил тестовые съемки. Я прослушивался в понедельник, мне перезвонили во вторник, а в среду узнал о предстоящем тестировании. Процесс только начался, поэтому мне пришлось ждать. Я знал, что у них проблемы с нахождением Квинн и Финна, и что возможно они нашли Мерседес, но они не были уверенны. Потом я познакомился с Крисом и не совсем понял, на какую роль он прослушивается.
Колфер: Я помню, как познакомился с Дженной и Кевином на ранних пробах и мы подружились благодаря слухам о кастинге для Темного рыцаря. Кто-то сказал, что Шер станет Женщиной-кошкой, так что естественно, что у всех было свое мнение на этот счет. Я помню, что мог слышать, как все пели для руководителей студии и канала в комнате по соседству, и я был поражен. Все были так талантливы. Я не знал, каким образом я мог бы вписаться и должно быть моя уязвимость отражалась на моем лице – что, если задумываться об этом сейчас, возможно стало причиной того, что меня выбрали.

Макхейл: Я помню, что Крис и я вместе поднимались на лифте с парковки Fox. Я был напуган, но я видел, что он был еще более напуган. Он казался таким потерянным, что сейчас это кажется смешным, ведь он стал взрослее, чем я. Так что я решил помочь ему. Я записал нас обоих у поста охранников, мы вместе проехали на нужный этаж. Когда мы сели, я увидел, что в нем было что-то от Арти, и я подумал: “Черт я помогаю сопернику”. Но потом Роберт вышел и упомянул что-то про Курта, так что я поняла, что он здесь не для прослушивания на роль Арти, но я не знал, кто такой Курт. Крис рассказал мне о своих пробах и как они вроде как придумали новую роль. Он был очень скромен. Не знаю, понимал ли он, что только он один пробовался на эту роль. Ну т.е. Ты определенно получишь эту роль.

Ашковиц: Крис тестировался против себя, так что очевидно, что он получил роль. Я, другая девушка и Кевин и другой парень тестировались вместе. Мы тихонечко сидели, и тут пришел Райан и сказал: “Привет, ребята, как вы, не нервничаете”? От этого мы стали еще больше нервничать. Это было странно, но мы все были приняты в течение часа прослушиваний. До того, как я села на обратный полет домой, я знала.

Макхейл: Я так нервничал, что моим друзьям пришлось везти меня тем днем. После мы пошли поесть, что на самом деле было ужасной идеей, потому что я был настолько несобран, что не мог нормально мыслить, и уж тем более есть. Мне казалось, что меня стошнит на стол. Мой менеджер позвонил сообщить, что они выяснили, что Криса взяли, и все еще ждали новости обо мне. Потом она перезвонила спустя несколько минут, я услышал ее голос и она сказала: “Она твоя, твоя”. Я показал большие пальцы и мои друзья стали кричать в том милом ресторане в Беверли Хиллз. Моя семья рыдала когда я позвонил им, они также ждали у телефона. Я пытался это сделать в течение длительного времени, и я не знал, получится ли у меня с музыкой или с актерством, но это казалось действительно особенным.

Улрич: Актера на роль Квинн мы искали очень долго, очень тяжело. Канал и студия так никого и не выбрали. За ночь до съемок Дианна Агрон пришла сюда в офис. По-моему мы отослали ее домой поменять прическу и одежду, а затем сняли ее на пленку. Она никогда не пробовалась перед Райаном, студией или каналом. И так закончился кастинг на шоу, Райан провел его большей частью по пленкам. За исключением Корда, Мелиссы Беноист и Дина Джайера – Даррен Крисс, все – проходили прослушивание по записи. Это случилось и с Дианной. И это было очень волующе.

Найя Ривера (Сантана Лопез): Я ничего не знала, когда начинала. Это было всего лишь очередное прослушивание, и я знала, что должна буду спеть. Так что мне пришлось съездить купить ноты и выбрать, какую песню исполнить, но кроме этого я ничего не знала. У Сантаны не было никаких реплик в пилоте, так что я читала слова Мерседес. Ну часть про полиэстр. Я дважды проходила пробы и получила роль.

Улрич: Нам было сложно с Финном. Либо люди не могли петь достаточно хорошо, либо пели слишком хорошо. Мы стали нервничать. К нам прилетали люди из Нью-Йорка, но никто из них не подходил. Одной поздней ночью моя коллега Алекс сидя за своим столом сказала: “Роберт, подойди посмотри на этого парня”. Кори появился на экране и она сказала: “Он вроде как напоминает мне Бена Аффлика”.

Он был харизматичен и мы ждали и ждали, но он не пел. Так что мы заставили его петь. Я знал, что Кори, который совсем не считал себя певцом, мог хорошо петь и он мог бы улучшиться. Мне нравится тон его голоса, он мой любимый среди мужских голосов. Думаю, в конце он стал действительно хорошим исполнителем, и он всегда был потрясающим актером. Он быстро учился. Они сильно рисковали с ним, потому что у него не было трудовой визы. Она не могла появиться раньше половины пилота, и Кевин Рейлли решил рискнуть. Кори был динамичным и доступным.

Оригинал статьи: х

@темы: 1х01, Chris Colfer/Kurt Hummel, Iqbal Theba/Principal Figgins, Jenna Ushkowitz/Tina Cohen-Chang, Kevin McHale/Artie Abrams, Lea Michele/Rachel Berry, Naya Rivera/Santana Lopez, Интервью, Полезная инфа